Наши клиенты

BOSH gomselmash heineken ikea knauf libherr svyaznoi mts pepsico pochta rostselmash sm_full tatneft cinema_park

Интервью генерального директора «Перфоком»

03.03.2015

Интервью генерального директора «Перфоком»

Генеральный директор ООО «Перфоком» Андрей Левин дал интервью в еженедельник нижегородских предпринимателей «Биржа».

«Кризис – это шанс»

Традиционно считается, что Россия ничего, кроме энергоресурсов и природного сырья, на зарубежных рынках предложить не может. Однако только 450 предприятий Нижегородской области ежегодно вывозят на миллиарды долларов свою вполне конкурентоспособную продукцию на зарубежные рынки.

Одним из таких предприятий недавно стало ООО «Перфоком», выпускающее перфорированный металлический лист и изделия из него. В своем сегменте российского рынка компания — признанный лидер, ее торговая марка — синоним надежности и качества. И как это ни парадоксально, именно изменение курсового соотношения рубля и доллара дало шанс «Перфокому» выйти на внешний рынок с нижегородской продукцией, говорит генеральный директор компании Андрей Левин.

Но после введения антироссийских санкций неизбежно возникли новые проблемы, угрожающие экспорту. И опять же парадокс: они не связаны с зарубежными партнерами. Проблемы оказались вполне «отечественными». Многие наши бизнесмены решили поиграть с ценами, взвинтив их, торопятся стать богаче, не думая о завтрашнем дне. Решение этой проблемы уже за нами, за нашим правительством.

Рассказывает генеральный директор компании Андрей Левин:

— Часто приходится слышать «Кризис — это шанс». Справедливость этого высказывания могу подтвердить на примере нашей компании. Изменение курсового соотношения рубля и доллара дало нам возможность выйти на внешний рынок с нижегородской продукцией.

Европейский рынок для нас, безусловно, очень интересен. По оценкам наших маркетологов, это не менее 20 млн евро. Мы уже отгрузили первую фуру с нашей продукцией в Чехию, в настоящее время в активной стадии находятся переговоры с фирмами из Финляндии, Испании, которые серьезно планируют локализовать свое производство в России. И это тоже новые реалии, которые появились после введения санкций. Даже немцы проявляют к нашей продукции интерес. Я говорю «даже», потому что когда-то наша компания начинала с того, что продавала на российском рынке европейскую, в частности, немецкую продукцию, а теперь вот им стало интереснее у нас ее покупать. Правда, при этом встает дилемма: с одной стороны, получать прибыль за счет поставок из России, а с другой — сокращать объемы собственного производства, а значит, увольнять своих сотрудников. И пока они в раздумье.

Ситуация с национальной валютой стала главным драйвером роста экспортного потенциала вашего предприятия?

— Существенно повысило конкурентоспособность нашей продукции и то, что нержавеющую сталь мы в настоящее время импортируем из Индии и Тайваня, налаживаем контакты с Китаем. Возможно, кому-то это покажется «непатриотичным», особенно в кризисной ситуации, но мы были вынуждены переориентироваться на зарубежных поставщиков, потому что наши отечественные настолько взвинтили цены, что это делает неконкурентоспособной нашу продукцию даже на внутреннем рынке, а не то что на внешнем...

То, что происходит на российском рынке металла, трудно поддается объяснению с точки зрения здравого смысла. Мало того, что ставки по кредитам взлетели, так еще и металлотрейдеры действуют по самой простой схеме: «срубить» денег по-легкому, не думая о том, что будет завтра. Они сразу же начали поднимать цены, перевели их в евро и доллары. Хотя с чего бы это? Зарплату работникам выплачивают в рублях, за энергоресурсы рассчитываются в рублях, налоги тоже в рублях платят. Да, действительно, оборудование большинства производственных предприятий, как правило, куплено за валюту, но в связи с изменениями курса и капитализация компании увеличивается, это тоже нужно учитывать. А они пытаются включить возрастающие лизинговые платежи в цену продукции.

Похоже, наши металлотрейдеры уроков из кризиса 2009 года не извлекли. Ведь тогда очень наглядно обозначилась взаимосвязь: сначала резко, чуть ли не в два раза, подняли цены, а когда спрос упал, то сами же трейдеры и понесли потери. То же самое происходит и сейчас: валюта несколько стабилизировалась, а цены продолжают расти. Поэтому я уже вижу угрозу экспортному потенциалу: еще чуть-чуть сдвинется этот баланс, и об импортозамещении и наращивании поставок в Европу можно будет забыть.

Так что в этом сегменте рынка Россия как раз сейчас могла бы получить шанс, как когда-то получил его Китай. Но ситуация складывается так, что шанс может быть упущен.

А не слишком рискованный это шаг: поменять отечественных поставщиков на азиатских? Ведь понятие «китайское качество» стало нарицательным…

— Для тех, кто интересуется качеством, могу сказать, что в Китае на крупных государственных предприятиях действуют жесткие экспортные стандарты, вся продукция имеет международную сертификацию, очень строго соблюдается технологическая дисциплина, работает система менеджмента качества, а в металлургических цеха такая чистота, что рабочие ходят в спецовках цвета кофе с молоком.

Как вы справляетесь с другими особенностями кризисной ситуации в экономике, с подорожавшими кредитами, например?

— Заказы, которые мы получаем, как правило, носят проектный характер, и заказчики не всегда могут вовремя рассчитаться. Например, оплату по некоторым заказам для Олимпиады (а объем поставок туда был приличным: наши ограждения и на ледовой арене стоят, и на бобслейной трассе) мы до сих пор не можем получить. Такие проекты создают кассовый разрыв, а нам нужно и сырье закупать, и расходные материалы. Так что без кредитных средств пока не обойтись, хотя закредитованы мы и не сильно.

Мы стараемся, насколько возможно, сдерживать рост цен на нашу продукцию. Причем это не альтруизм, а простая логика здравого смысла. Зачем нам разорять своих потребителей? Сегодня я сделаю его беднее, а завтра он ничего у меня не купит. Ведь потребители нашей продукции могут просто не выдержать ценовой гонки и исчезнуть с рынка. Кому от этого будет лучше? Поэтому не задираем цены.

На сколько их подняли?

— Примерно на 5% и пока на таком уровне держим. А на некоторые изделия из нержавейки даже немного снижаем цены, чтобы выдавить с рынка европейцев. Но это, повторю, только благодаря поставкам металла из Индии и Тайваня. А если бы работали с нашими поставщиками, то вынуждены были бы цены поднимать, потому что цена на нержавейку выросла в два раза. И это «Мечел», которому сейчас обещана колоссальная государственная поддержка…

Нужно помнить о том, что все мы в одной лодке и все друг от друга зависим.

Но, разумеется, главное — это осмысленная экономическая политика на государственном уровне. Я неплохо знаком с зарубежным опытом и знаю, как жестко во многих странах регулируется норма наценки. Если бы у нас ввели что-то вроде прогрессивного налога на добавленную стоимость (по схеме: чем выше наценка — тем больше платишь), чтобы не было соблазна быстро зарабатывать бешеные деньги, то это на многих подействовало бы отрезвляюще. Нашему бизнесу зачастую не хватает широты взглядов, умения рассматривать ситуацию не только с точки зрения сиюминутной выгоды, но и с точки зрения государственной, что твой бизнес работает на экономику всей страны.

Сейчас нередко можно услышать рецепты типа: «Будем рассчитывать только на свои силы». Как вы к ним относитесь?

— Я не вижу ничего страшного в том, чтобы слегка «подзакрыть» нашу экономику. Это помогло бы поднять лояльность бизнеса по отношению к родной стране. Но совсем «закрывать» экономику, думаю, не стоит, разумнее поставить несколько более высокие барьеры для входа сюда, и наоборот — более низкие — для выхода на внешние рынки.

Кроме того, стоит стимулировать зарубежные фирмы активнее локализовать свои производства у нас. Инженеры будут наши, рабочие наши, налоги будут оставаться в стране.

И еще: нам просто необходимо срочно преодолеть сырьевой характер нашего менталитета: зачем нам продавать лес, когда можно изделия из него продавать? Мы вполне способны обеспечить надлежащее качество продукции: что, у русских руки кривее, чем у китайцев? Все остальное можно регулировать с помощью системы управления качеством.

Но ведь ваша компания, как и подавляющее большинство производителей в нашей стране, тоже работает на импортном оборудовании, с использованием импортных комплектующих, а следовательно, зависит и от курса валюты, и от режима санкций.

— В санкциях больше политики, наши отношения с партнерами по бизнесу остались на очень хорошем уровне, по себе могу сказать.

А что касается оборудования, то давно пора начинать делать его самим. Правда, для этого на государственном уровне нужно начать жить с перспективой. Ведь все инжиниринговые проекты, ориентированные на будущее, требуют колоссальных затрат. Следовательно, нужна государственная поддержка: низкие ставки по кредитам для производителей и длинные сроки их возврата, чтобы они могли работать спокойно.

Какой объем сейчас занимает экспортная составляющая в общем объеме выпускаемой вашим предприятием продукции?

— Сейчас это примерно 5%. Но я надеюсь, мы сможем поднять показатель до 20–25%. Задача вполне реальная, ресурсы для ее решения у предприятия есть.

А чего для этого не хватает?

— Думаю, надеяться на снижение налогов в нынешней ситуации нереально. Но вот изменить отношение к тем, кто производит и кто просто торгует, государство могло бы. Нужен дифференцированный поход к разным участникам рынка — и в налогообложении, и в финансировании — такое существует во многих странах. Появись такой подход и у нас, тогда мы смогли бы полнее реализовать свой экспортный потенциал.

Ссылка на интервью:

http://www.birzha.ru/newspapers/birzha/persona_nomera/24181/


Возврат к списку